22:20 

Великовское

Когда я училась в школе. то лето частенько проводила "на лоне природы" - на острове Великовское (р. Волга).
Место это уникальное: с одной стороны, вся цивилизация на острове представлена тремя палаточными лагерями. Ни домов, ни магазинов, ни дорог, ни мостов. Песок, сосны и река. Красота! С другой стороны, на берегу Волги аккурат напротив острова имелась деревенька - достаточно маленькая, чтобы на общественном транспорте туда было не добраться, но достаточно большая, чтобы там был магазин. Более того - через Волгу-матушку с острова на берег можно было перебраться вброд... ну, почти вброд, взрослому мужику по шейку местами. Подросткам приходилось часть пути плыть, но не вот непреодолимая преграда. Поэтому со скоропортящимися продуктами и всякой мелочевкой проблем не было.
Одна беда: как уже было сказано, добраться на этот остров было почти невозможно, грубо говоря, только по Волге вплавь. Выбраться, как показала практика - еще сложнее. Наземный общественный транспорт в округе отсутствовал по определению. Обычно ехали от Речного Вокзала на метеоре до пристани, а оттуда нас забирали товарищи по лагерю на моторной лодке. Обратно тем же путем воспользоваться было нельзя: метеор, набрав пассажиров на дальней от города пристани, со свистом проносился мимо того причала, куда нас могли подбросить с помощью моторки. Приходилось изобретать разные безумные комбинации вроде "отец переправляется через Волгу, пешком эн км идет до ближайшей станции, на электричке едет в город, на машине возвращается к последнему фортпосту цивилизации, а мама к нужному сроку доставляет туда меня и двоюродного брата".

Но даже такие "выверты" не могли испортить впечатления от отдыха! Чего только на этом острове не происходило.
Мы с кузеном оказались самыми младшими детьми на острове - когда приехали первый раз, учились в начальной школе, в то время как все остальные уже чуть не студентами были. К тому же, местными Великовскими "старожилами": у каждого за плечами минимум три лета прожито тут, на острове. Надо ли говорить, что для ребят было делом чести "учить" нас с братом уму-разуму. В первый же вечер Сережка увязался за старшими мальчиками играть в карты. Ну, играли, вроде миролюбиво болтали. Потом ребята взяли гитару и ушли на берег купаться и петь, а с картами сели уже мужики. Сережа продолжает сидеть за столом и смотреть. Ну, дядьки посмеялись, объяснили ему правила преферанса, сказали "только не рассказывай, у кого какие карты". Стемнело. Комары жрут нещадно, туристы спать по палаткам разбрелись - преферансной компании не считая. Сережка от стола ни на шаг. Батя ему уже сказал, мол, играть будем еще долго, а уже поздно, иди спать. Нет, уперся, посмотреть хочет. Ну ладно. Доиграли, стали расходиться по палаткам - а брат не в нашей спал (она трехместная была), а с другой семьей (у них как раз место свободное было в палатке). Фамилия у них сложная была, и мы их Куролесовыми окрестили. Так вот, разошлись по палаткам, собираются залечь спать, и тут Серый выдает:
- Дядь Куролесов, а у тебя кол есть?
- ... К-какой кол? - опешил дядя.
- Осиновый, - терпеливо объяснил мальчик.
- Зачем?!
- Так от вампиров же!
Оказалось, мальчишки в порядке дедовщины рассказали мелкому, что по острову ночью летают вампиры, лазают в палатки - и надо непременно кол под подушкой держать.

На следующее утро Сергунька отыскал где-то в лесу толстенный сук, по виду - не сосновый. Приволок в лагерь и приставал ко всем взрослым. мол, осина ли это, и если осина, то пусть ему кол выточат. Одна из девиц под радостные вопли попробовала палку на срезе "на вкус" и подтвердила, что осина. Кол брату-таки выточили. Посмотрел на это Куролесов, посмотрел, и грустно так заметил:
- Меня только не заколи.

Разумеется, такая эпопея с колом не могла пройти мимо моего внимания. К обеду второго дня я твердо знала, что вон тот черноволосый мальчик - вампир. Почему? Наверное, потому, что похож. А значит, рассудила я, все остальные тоже на кого-то похожи, надо только понять, на кого - и так, значит, их и называть. Ну а как же? Они же тут не по именам друг друга называют, а по-чудному как-то. Так в нашем лагере появились Бык (он никогда не снимал кепку с длинным козырьком, напомнившим мне рога), Козочка (которая палку ела), Золотохохлый Пингвин (девушка с очень пушистыми короткими блондинистыми волосами), Кот и не помню кто еще. Притом я же не могла держать свои открытия при себе! Я их радостно сообщила за обедом. Первое же привело всех в восторг, и ребята меня подначивали: "Ну а он (она) на кого похож?", пока прозвища не достались всем.

Очевидно, за такую развлекуху меня на один день "помиловали" и не стали запугивать вампирами или кем-нибудь еще. Ну, разве что вечером, когда купаться собрались, а я за ними увязалась, заявили, что сейчас у них страшные мутации начнутся и шла бы я спать. Ну, я спать и пошла. Не стала подсматривать. Не помню уже, верила я тогда в мутации или нет (хотя не испугалась точно), но не хотела рушить сказку, проверяя, действительно ли эти мутации должны начаться.

На третий день я уже начала украдкой подхихикивать над братом, мол, на два года младше, а вампиров не боюсь, и тут ребята принялись мне рассказывать про "ребусов", которые прилетают на третью ночь пить кровь. Выглядят, мол, как гибрид комара, кролика и еще не помню кого там. Поскольку взрослые к "вампирам" отнеслись снисходительно, меня запугивали уже не тайком, как брата, а вполне открыто, за обедом. К сожалению, я была слишком маленькой, чтобы бояться, и вместо того, чтобы полезть в лес за "мешком для сбора крови из кровососущего слона", я забралась вечером в палатку, с нетерпением поджидая ребусов. Которые, заразы злые, так и не прилетели. Утром мне гордо продемонстрировали Осиное Побоище на столе (не от осины, а от ос, которых по столу размазали ластом) и рассказали, как доблестно защищали меня всю ночь.
Так и не начала я бояться ребусов. Не научилась.

@темы: страшные сказки на ночь, Великовское

URL
   

Пожелтевшие листы

главная